Диалектика взаимодействия

Если там, где нет содержания действующего объекта, совершается действие, то значит, это действие принадлежит другому объекту. Ведь, проявлять себя «во вне», не значит «в отрыве» от себя, в удалении от содержания объекта, там где его нет самого. Содержание объекта, его качественная определенность, может непосредственно проявляется только там, где он есть сам. В этом и состоит специфика действия, как свойства материи – в его пространственной ограниченности, в единстве с объектом его совершающим. Приобретает определенность пространственная «зона» осуществления действия, зона его бытия. Она расположена на грани отделяющей содержание объекта от внешнего мира, далее которой действие распространиться не может.

Если мы, в своем сознании, допустим отделение (отрыв) действия от содержания действующего объекта, то оно приобретет самостоятельность и начнет спонтанно «проявлять» себя там, где это угодно субъекту. Никаких ограничений уже не будет и действие сможет осуществиться на любом пространственно-временном удалении от содержания объекта.
Этого допускать ни в коем случае нельзя, поскольку последствия такой «свободы действия» будут плачевны, не для природы конечно, а для нашего логического мышления. Действие существующее в отрыве от действующего объекта обязательно имеет сверхъестествнную природу, либо за него выдается что-то другое.
Разрешая проблему сверхъестественного действия современная физическая теория пошла именно таким путем. В ней действие отождествляется с определенной категорией материальных или виртуальных объектов – это так называемые переносчики действия. При этом, современная теория признает дальнодействие, правда не через пустоту, а как раз через материализованного посредника, “носителя” действия. Считается, что тем самым она отказывается от дальнодействия и утверждает близкодействие. На самом деле, как бы не осуществлялось действие на расстоянии — через пустоту или материю, оно всегда будет дальнодействием по сути.
Роль материального посредника в процессе реализации действия вообще не ясна. Не понятно, — посредник и есть действие, или это только его «носитель»? Если «носитель», то, что тогда есть действие, которое он «переносит»? А если он и есть действие, то чем действие-посредник отличается от действующего материального объекта, ведь они в своей материальности тождественны?
Вызывает вопросы и сам акт непосредственного изменения объекта таким материализованным действием. Придерживаясь положения о обязательном материальном опосредовании действия следует признать, что для своей реализации действие-посредник должно иметь, в свою очередь, не менее материальное собственное посредствующее действие и так до бесконечности. Либо, нужно признать, что существует два вида действий: опосредованное и непосредственное. Но тогда зачем нужно лишнее промежуточное звено в виде посредствующего действия, ведь ускорение объектов происходит при непосредственном действии? Только затем, чтобы объяснить механизм дальнодействия не через пустоту («ничто»), а посредством материального носителя.

Концепция материально опосредованного дальнодействия логически противоречива, как и любая другая дальнодействующая концепция. Еще картезианцы критиковали произвольное наделение материального объекта способностью действовать там, где его нет самого. Признав удаленность объекта от точки совершения действия мы должны задуматься над тем, какому объекту принадлежит содержание проявляющее себя в этом действии. Если, это содержание принадлежит действующему удаленному объекту, то, каким образом, оно может быть вне его самого? Если, это содержание не его, а другого объекта, то какие у нас есть основания утверждать, что действует удаленный объект, а не тот, содержание которого непосредственно в нем проявляется? Во всем этом просматривается субъективный произвол недопустимый в объективной теории.
Как видим, положение о материальности посредника дальнодействия ничего в принципе изменить не может. Его введение не снимает проблему противоречивости дальнодействия в любой его форме, поскольку при любом способе реализации действия на удалении, проявляется его внутренняя противоречивость.
Вырваться из замкнутого круга противоречий можно только одним способом — отказаться от самой возможности реализации дальнодействия в любой форме. Однако, поступить так не позволяет твердая убежденность ученых в реальности дальнодействия в природе. Все, кто знаком с основами физической теории могут привести, в качестве примера реализации дальнодействия, такие физические явления, как “тяготение” друг к другу пространственно разделенных «массивных» объектов и притяжение электрических зарядов.
На это можно возразить только одно — если вопреки логике, которая отрицает возможность осуществления непротиворечивого дальнодействия, продолжать видеть его в явлениях природы, то достичь прогресса в понимании происходящего невозможно. Рано или поздно, должна возникнуть мысль о соответствии логических принципов мышления, тому что происходит в действительности. Если сомнений нет, нужно искать иное объяснение явлений в которых, якобы, проявляется неосуществимое в природе дальнодействие.
В дальнейшем автор покажет как решается проблема дальнодействия в любом “притяжении” или “отталкивании” удаленных объектов, без привлечения логически противоречивого механизма дальнодействия. А пока признаем, что действие неотделимо от материального содержания, которое в нем проявляется и, вместе с тем, не тождественно ему. Признаем, что действие на расстоянии “появляется” там, где субъект произвольно наделяет объект способностью действовать там, где его нет самого.

Теперь посмотрим, что происходит между физическими объектами, когда они должны непосредственно встретиться в любой пространственно-временной точке. Если, это были бы абстрактные образования, существующие только в нашем воображении, то они могли бы без проблем, совместиться, пройти сквозь друг друга, разойтись и продолжить свое дальнейшее не измененное движение. Однако, в действительности повсеместно наблюдается как объекты не могут пройти этап совмещения, «отталкиваются» и продолжают свое существование уже с измененными показателями движения.
Очевидно, «отталкивание» объектов происходит потому, что содержание объектов оказалось несовместимым в одном и том же. Значит, рассуждая логично, мы можем прийти к выводу, что для изменения движения объектов, для их ускорения, достаточно наличия всего лишь двух факторов, присущих объектам от природы. Первый, — это необходимость существования объектов в одном и том же пространственно-временном месте. Второй, — невозможность совмещения содержания объектов в этом одном и том же месте.
Наличие таких «требований» к объектам, продиктованных самой природой объектов, неосуществимых в своей совокупности, заставляет объекты действовать друг на друга, изменять и изменяться. Эти два фактора являются достаточным основанием для возникновения между объектами непосредственного отношения, в виде взаимодействия. Отсутствие одного из указанных факторов делает взаимодействие невозможным.
За причинами взаимодействия нетрудно обнаружить и причину возникновения действия конкретного объекта. Причиной проявления способности объекта к действию, для каждого из них, является встречное противодействие другого объекта. И, действительно, что может служить причиной действия одного объекта на другой, кроме противодействия последнего? Если бы объект, на который направлено действие, не оказывал противодействия, то, не было бы и никакой необходимости действовать на него. Оба объекта могли бы продолжать свое неизменное существование.
Итак, единственным и достаточным основанием для осуществления действия одного объекта на другой является противодействие последнего. Действия во взаимодействии связаны таким образом, что ни одно из них не может возникнуть раньше или позже другого, быть больше или меньше его. И направлены действия, не просто на объект воздействия, а именно, конкретно на его противодействие.
Такая, по истине диалектическая взаимозависимость действий, обуславливает все их известные характеристики. Они, ни в чем, нигде и никогда, не могут осуществиться друг без друга. Поэтому отделение действий друг от друга, проявление какой-либо самостоятельности со стороны отдельного действия, в принципе невозможно.
Становится понятным, что действия не могут быть встречно-параллельными, не могут быть направлены на что-то иное, кроме как, на противодействие другого объекта. И действия не просто сосуществуют в одно время, как сосуществуют разные явления или события. Они единовременны, поскольку не имеют каждое по отдельности своего личного времени. Действия в своей совокупности образуют одно время на двоих. Точно также едино и пространство действий – оно у них одно. Понятно, что в этом случае “личное бытие” действий уже не представляется чем-то раздельным. Они в совокупности образуют единое и неделимое целое, единичное явление — взаимодействие, которое не имеет составных частей, элементов. Действия во взаимодействии – это стороны элементарного материального явления. Элементарного потому, что выделить из него часть его, в виде действия, невозможно.
Такова объективная диалектика материального взаимодействия. И перед диалектикой равны все материальные взаимодействия, независимо от качественной определенности его сторон. Субъект может воспринимать взаимодействие в полном объеме, он может видеть только одну его сторону, но, уже сам факт изменения даже единичного объекта однозначно указывает на наличие взаимодействия, на существование другой, для субъекта невидимой, стороны.
Равенство и встречная направленность действий, о которых идет речь в третьем законе механики, как раз и обусловлены диалектикой взаимодействия. Обязательность наличия обоюдных действий теперь не нужно постулировать, они объективно не могут существовать друг без друга. Параллельность же действий в принципе исключена. Действия направлены друг на друга и не могут быть направлены ни на что другое. Противодействие другого объекта — это и есть для действия, собственно, «объект воздействия».
Исходя из сказанного, мы должны признать, что третий закон механики должен, хотя бы в сжатой форме, выражать диалектику взаимодействия. Первоначально его можно сформулировать, примерно так, – «действия во взаимодействии взаимно обусловлены и не существуют друг без друга, являясь, по сути, сторонами его». Все частности в характеристиках действий (равенство, единовременность, встречная направленность) для физической теории не имеют особого значения, поскольку они физически не определяемые величины. В природе нет самостоятельных действий осуществляемых вне взаимодействия. Значит, действия не могут иметь физически значимых показателей! Действие – это не не событие и не физическое явление, а сторона его. Это только кажется, что учитывая безусловное равенство действий во взаимодействии, можно, математически разделив какой-то количественный показатель, относящийся к взаимодействию пополам, получить величину характеризующую действие. На самом деле, как бы не делились объективные показатели взаимодействия, ничего, кроме показателей взаимодействий другого порядка, получить невозможно.
Действие — это не линейный причинный фактор и оно не может вызвать не только ускорение одного или двух объектов, но даже и противодействие. Оно не может ему предшествовать, а возникает вместе с ним. Это говорит о том, что мыслить действие, каким-то образом, вне взаимодействия, значит видеть, то, чего нет в природе. В природе не существует таких изменений, которые можно было бы приписать конкретному действию, все они есть следствие взаимодействия.
Из этого следует, что в природе не существует и движущей (ускоряющей) силы связанной с конкретным действием, в виде «силы действия». Поэтому причиной ускорения любого из взаимодействующих объектов мы вынуждены признать величину, которая была бы «силой взаимодействия». Векторная направленность изменений в каждом из взаимодействующих объектов, это признак наличия не вектора «силы действия», а признак противоположной направленности противостояния взаимодействующих сторон. Вектор появляется только потому, что, мы рассматриваем одну половину процесса взаимодействия. Вектор противостояния объектов, который был бы подобен вектору «силы действия», выявить невозможно. Это можно показать схематично.

Комментарии запрещены.